АЛЖИРСКИЙ НОКТЮРН

Поверьте, встречи нет случайной,

Как мало их средь суеты.

И наша встреча дышит тайной,

Как апельсинные цветы. Зинаида Гиппиус

Начало знойного дня. Прошло часа четыре, как Илья выехал из города. Дорога, прямая и однообразная с небольшими холмами плавно опускается и поднимается, будто тихо качает в мягком облаке. При подъеме серое дорожное полотно уходит далеко в горизонт. Монотонность движения навивает внутреннее расслабление. Усилием воли Илья преодолевает дрему.

Солнце уже в зените. Вдалеке серая поверхность дороги незаметно наполняется водной гладью, голубой и чистой, как хрусталь. Временами она рассыпается на мелкие кусочки, образуя островки и лужи. Мираж парит над дорогой и влечет к себе, проявляя безотчетное желание видеть его вновь и вновь.

«Надо найти хотя бы небольшую тень и немного отдохнуть», — решает Илья.

Он остановился у придорожного эвкалипта и с удовольствием закрыл глаза. В памяти подобно виденному миражу всплыли подробности подобной поездки по этой трассе. На душе вдруг стало неожиданно тепло.

Тогда он, молодой специалист, впервые выехавший за границу, работал на востоке Алжира и часто вот также один ездил в командировки на машине по стране. Эти поездки приносили много впечатлений, неожиданностей и уверенности в себе — быть один на один с неизвестной страной.

Теперь он приехал сюда уже в качестве работника торгпредства и постоянно жил в столице. Необходимость посещения одного из построенных предприятий застала его в пути домой. Как будто нечто свыше заставило его остановиться. Одному.

Все, как тогда: выжженная земля вдоль дороги, едва заметная тихая прохлада раскидистого дерева, острые, словно зеленые стеклышки, листья старого эвкалипта.

В ту поездку Илье помимо основного задания в столице было поручено доставить в посольство библиотекаря. Представлял в этой роли одну из солидных жен специалистов, он заранее расстраивался от неминуемой угрозы нарушения созерцательного дорожного молчания. В Сетифе надо было взять в столицу и другого попутчика.

Рано утром, выйдя на необычно безлюдную улицу, он сел в пропитанную ночной прохладой машину и, как только она пришла в движение, ощутил приятное чувство уверенности. Илья решил миновать центр и выехать из города по берегу моря через пока еще пустынную набережную.

Он приоткрыл окно. Свежая утренняя прохлада ласково наполняла легкие бодростью. Серая пелена побережья сливалась с горизонтом. Илья приостановил машину. Глаза отдыхали на спокойной глади. Сознание будоражили приторные запахи моря.

Ночью прошел дождь, и утро было прохладное. Но раскаленное вчерашним зноем побережье позволяло существовать этому состоянию природы лишь на время. Небольшая дымка предвещала скорую побеждающую власть обжигающего песка и солнца. У воды, на скалах островки травы, среди них одинокие темно-зеленые деревца, победившие раскаленный песок и отдавшие в этой борьбе немало сил и красоты.

Набережная плавно вывела к жилым постройкам специалистов. Вот и нужная квартира. Звонок. Неожиданно распахнувшаяся дверь. На пороге стройная, даже грациозная молодая девушка уже готовая к выезду.

-Здравствуйте! Ольга, — представилась она.

Илья в ответ тоже назвался.

Быстро погрузили приготовленные связки и коробки. Выехали из поселка. Илья в зеркало заднего вида рассматривал свою попутчицу: светлые волосы, голубые немного застенчивые глаза. Забилась на заднее сидение, как пустынный лисенок. Молчит и смотрит в окно. Что-то необычайно знакомое показалось ему в этом облике.

-Вы, наверно, впервые едете в столицу, — прервал затянувшееся молчание Илья.

-Я вообще здесь, кроме нашего поселка, нигде не была, — призналась она.

-Советую настроиться сегодня только на дорогу. Это интересно, — неожиданно для себя попытался разговорить попутчицу Илья.

Поездка в столицу по равнине с извилистыми переходами в живописные горные ущелья и неожиданными выходами к морю занимала около десяти часов. За рулем Илья не уставал, а наоборот как-то расслаблялся и забывал о предстоящих делах. Машина подчинялась ему мягко и уверенно.

Проезжали небольшое селение, неуютное и невзрачное, наблюдая одинокие фигуры людей, сидящие или медленно двигающиеся вдоль дороги.

-Порой задумываешься, что ощущают эти жители в своей жизни, что в голове у этого небритого, плохо одетого араба или у женщины с ребенком, — вырвалось у Ильи.

-Думаю, что они живут своей реальной жизнью, — после некоторой паузы, прозвучал ответ, — Мы же, напротив, работаем здесь безынтересно.

-Как же тогда они воспринимают нас?

-Наверно, доброжелательно. Но заслуга это не наша, а их верования и природных принципов.

-Трудно представить себе, что они по-своему счастливы, — в раздумье произнес Илья.

-По поводу счастья… главное — это близость к природе, непосредственность в отношениях. Чтобы быть счастливым, достаточно оглянуться вокруг… и понять себя.

Нестандартные рассуждения попутчицы заставляли Илью быть более раскованным.

Выехали на широкую автостраду, прибавили в скорости. Прохлада сменилась теплом, но жары еще не было. До зноя Илья надеялся добраться до горного перевала перед городом Константина. Его «УАЗик» двигался быстро, позволяя обгонять себя лишь редким автомобилям. Количество селений вдоль дороги можно было определить по числу приближающихся и удаляющихся мечетей, окруженных десятком домов, одинаково покрытых придорожной пылью.

-Мне кажется, мечети лишь обедняют вид поселков и делают их еще более безликими, — попытался продолжить разговор Илья.

Прочесть полностью