О романтике, суровой жизненной лирике и разбитых иллюзиях

 

В 2004 году в издательстве «Книжная находка» были опубликованы первые рассказы, посвященные юности, «Алжирский ноктюрн» и «Северная прелюдия». Изданная в следующем году новелла «Купола» рассказывает историю семьи, живущей в провинциальном городе на рубеже XIX и XX веков. В 2006 году вышел его мистический роман «Третий глаз». Последующие романы «Время иллюзий» и «Солнце, сердце и любовь» опубликованы совсем недавно.

— В начале беседы хотелось бы немного познакомиться с Вами. Если можно, несколько слов о своей жизни. На каких книгах выросли, наиболее яркие детские впечатления, воспоминания. Что любите читать теперь?

— Если так можно сказать, вырос на русской классике и с удовольствием перечитываю ее сегодня. По-моему, в настоящее время недооценены многие русские писатели: Гончаров, Лесков, Мережковский, Андреев, Бунин и даже Горький. Созданные ими образы русских людей обаятельны, неповторимы своими характерами и одновременно загадочны, включая Илью Ильича Обломова.

Мои детские, юношеские впечатления и впечатления, полученные в более зрелом возрасте, — в моих произведениях. Поэтому мои тексты лишены модных сегодня «фэнтези». Меня больше привлекает метафизика, и в «Третьем глазе» и в «Солнце, сердце и любовь» они присутствуют и формируют основы сюжета.

На меня в свое время произвело большое впечатление творчество Андрея Битова с его «Человеком в пейзаже». А моя новелла «Портрет» о Николае II и Валентине Серове была результатом прочтения «Двести лет вместе» Александра Солженицына.

Из современных недавно прочтенных прозаиков понравился Алексей Слаповский. Недавно прочитал «Обитель» Прилепина. При всем уважении к автору полагаю, что его герой слишком противоречив для той грани выживания, где он находится. В романе много документального материала, который явно не соотносится с характерами героев. Это подтверждает факт, что прототип главного героя на самом деле был убит блатными.

— Как ваши близкие относятся к тому, что Вы пишете?

— Вполне сносно. Тем более что я сегодня не работаю по своей специальности. Однако всегда осторожничаю, когда даю читать свои произведения близким, и боюсь, что они могут обидеться, узнав себя в моих героях. Если Вы знаете, предметом ссоры Чехова с Левитаном (а до той поры они были близкими друзьями) стал рассказ «Попрыгунья».

— Есть ли какие-то увлечения, кроме литературы? Как проводите досуг?

— Люблю все виды искусства, люблю слушать Баха, Генделя, Перголези, Чайковского, стараюсь ходить на выставки. Особенно люблю русское искусство и русскую живопись. Стараюсь иметь собственное мнение. Например, считаю Шагала примитивным в живописи, хотя его витражи в Швейцарии неплохо смотрятся. За недавно проданную за несколько миллионов картину Пикассо «Женщины Алжира» не дал бы и трех копеек, а одноименную картину Делакруа уважаю. На современный вычурный модернизм не хожу.

— Скажите, литературное творчество для Вас работа или хобби?

— Сейчас, когда я на пенсии, хобби становиться потребностью.

— Как пришла идея написания романа «Время иллюзий»?

— Присмотрелся к одному молодому человеку и ужаснулся. Решил написать роман.

— Почему для эпиграфа к роману Вы выбрали четверостишье из стихотворения Анны Ахматовой «Вечером»?

Звенела музыка в саду

Таким невыразимым горем.

Свежо и остро пахли морем

На блюде устрицы во льду.

— А разве это не горе, когда молодой образованный человек очарован безжизненной фальшью? Он, как устрица во льду, будет съеден безразличным к нему обществом на фоне свежего и свободного моря.

— В Вашем романе много интересных героев. Иногда кажется, что люди, похожие на них, живут, работают где-то рядом с нами. Главный герой произведения Всеволод — яркий представитель современного молодого поколения. После окончания физфака МГУ он уже успел попробовать себя как продавец магазина, страховой агент, работник бюро недвижимости. «Последнее место работы — продавец строительных материалов торгового дома». И вот после очередного сокращения — опять резюме, собеседование.

— Самое главное, что Всеволод слабый. Но ему и негде было набраться мужества. В этом ужасная деградация современных мужчин.

— Виктория — любящая жена и заботливая мать.

— В этом образе сохраняется надежда на будущее. Я думаю, Виктория воспитает достойного сына.

— Николай Константинович — сложный, но интересный персонаж. Человек опытный в силу своего зрелого возраста, хороший психолог, который считывает человека по внешним данным, манере поведения. И вдруг выясняется, что он человек нетрадиционной сексуальной ориентации.

— Ошибка Николая Константиновича в том, что он разлюбил женщин. А если отмирают чувства, отмирают и органы.

— Римма Леонидовна — типичная современная стерва-хищница. И многие другие. Скажите, это полностью вымышленные герои или у них всё же есть прототипы?

— Не согласен, что Римма — стерва. Я бы с удовольствием за ней поухаживал. И писал я ее с любовью. Она тоже жертва нашего безликого общества и слабых мужчин.

— В своем романе Вы рассказываете о жизни молодежи ХХ века. Скажите, как Вам удалось так точно передать современную манеру общения молодёжи?

— Мне трудно сказать. Я живу рядом, смотрю и разговариваю с молодежью. При этом не боюсь задавать самые острые вопросы. Как правило, люди настораживаются и замолкают. Значит, вопрос верный, раз задевает за «живое». Тогда присматриваюсь внимательней к человеку.

— В Вашем романе довольно часто встречаются рассуждения о женщинах:

«Существует мнение, что в женщине должна быть скрыта определенная загадка, которая является стержнем романтических исканий мужчин. На самом же деле такого рода загадка мужского пола значительно притягательней для самих женщин. Вот почему накачанные скуластые или совсем неказистые и обязательно немногословные мужчины возбуждают их больше».

«Для женщины достаточно пожить с мужчиной полгода, и она уже знает о нем все: и о его возможностях, и о его конце жизни, — практически со скрупулезной точностью».

— Откуда такое глубокое знание женской психологии?

— Женщины окружают нас, мужчин, и понимание их я считаю самым важным в качестве жизни.

— Скажите, для Вас и Ваших героев «время иллюзий» — это период так называемой «перестройки»?

— Нет, скорее это уже результат этого «красивого для Запада» слова.

— Спасибо за интересную беседу и не менее интересную книгу. Очень трудно не согласиться с высказыванием одного из героев романа — Николая Константиновича: «Не много сегодня ответственных мужиков…» А Вам очень удались образы — героя, который, к сожалению, относится к большинству «безответственных». И женщины, которая «…готова была связать свою жизнь с «героем утраченных иллюзий». «Скорее — осколком разбросанных камней».

Беседовала Елена Муханова.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *